Гудков
15.3K members
690 photos
107 videos
6 files
938 links
Download Telegram
to view and join the conversation
Forwarded from Новая газета
Юристка из Краснодара выиграла в суде дело, связанное с «Открытой Россией». Теперь проигравший прокурор и его коллеги подводят ее под уголовку

➡️ http://amp.gs/q3wT
За каждой сломанной приговором по московскому делу судьбой стоят еще многие и многие жизни. Пожилые матери и бабушки, беременные жены, дети, оставшиеся без средств к существованию, потому что их единственный кормилец брошен в тюрьму для устрашения всех остальных.

Вчера в Москву, по нашему приглашению, чтобы быть свидетелем защиты на процессе своего отца приехала 16-летняя Катя Малышевская. Мы встречали ее на вокзале. Девочку, у которой теперь просто нет кормильца. Мать уволена с работы на ижевском заводе, где с трудом получала 25 тысяч в месяц, у единственного близкого человека -второй жены Эдуарда – двое своих детей, и хотя она помогает, как может, много ли можно разделить на четырех человек из зарплаты педагога в Удмуртии?

Человек в 16 лет не должен вставать в 5 утра, чтобы идти убирать остановки. Подросток должен думать об учебе, а не о том, как заработать себе на хлеб: но, лишившись такой необходимой помощи, думать приходится именно об этом.

Все решится уже в среду на суде: и мы знаем, как решится. Испытавшие невыносимые страдания от якобы упавшей на них решетки автозака полицейские будут врать, отец Кати сядет в колонию на много лет (еще бы, рецидивист), и государство походя, попутно сломает жизнь, которая толком и не успела начаться.

А ведь знаете – я говорил с Катей. У нее хорошая, грамотная речь. В своем 10 классе она читала, например, «Мастера и Маргариту» и просила в Москве, в которой всегда мечтала побывать (но не при таких обстоятельствах!) показать ей булгаковские места и Третьяковскую галерею. Несмотря ни на что – победительница школьной олимпиады по литературе. Несмотря ни на что – вокальный кружок и мечта поступить в вуз на психолога, вырваться из той среды, которая, того и гляди, заест.

Но после суда над отцом на всех этих мечтах будет поставлен крест, потому что времени на занятия, чтение просто не будет: станет необходимым выживать, хоть как-то зарабатывая себе на жизнь.

Все это происходит на наших глазах, стоит лишь чуть навести их на резкость, а не скользить взглядом по пейзажу. «У нас двухкомнатная квартира, – рассказывает Катя в интервью. – Раньше мы жили большой семьей, но тетя уехала куда-то в деревню работать и предаваться своим зависимостям, две ее дочки в детдоме, мать переехала в маленькую комнату, потому что она иногда приводит мужчину, «мужчину головного мозга», с которым она носится, чтобы они могли там уединиться. Бесит невозможно, ссоримся на этой почве. У нас три кошки, три рта, помимо меня и матери. За эту квартиру большой долг. Нам и свет вырубали, жили без света месяцами. Ванна ломалась, приходилось воду носить в тазике, потому что не могли позволить себе ремонт».

Именно на такую жизнь безумное слепое государство, издевательски названное в Конституции социальным, хочет обречь девочку навсегда.

Кстати, знаете, что сказала Катя на вопрос о том, как доехала до Москвы? «Прекрасный поезд, представляете, в нем – раздельный сбор мусора, так здорово». И вот эти три кошки, которых, по ее словам, накормить даже важнее, чем себя.

Это новое поколение: они уже живут в другой реальности – не в той, где ракеты отправляют нас в рай, а где нужно думать, как развивать мир вокруг себя. И если бы власть могла не мешать нашим детям просто быть – но именно этого она и не может.

Если вы хотите помочь Кате – вот ее реквизиты: 5469 6800 2249 3409, Ekateri Malyshevskaya.

https://mbk-news.appspot.com/suzhet/intervyu-s-docheryu-malyshevskogo/
Алексей Миняйло, Ольга Мисик и Катя Малышевская в Тверском суде. Сейчас начнется заседание «московского дела» по Эдуарду Малышевскому.

Хорошие люди теперь знакомятся так: в судах.
Суд у Эдуарда Малышевского отложили: не явились двое из четырех свидетелей:-полицейских: то ли отпуск, то ли командировка. Но и того, что наговорили двое предыдущих вместе с «потерпевшим», в нормальном суде было бы достаточно для прекращения дела.

Адвокат Александр Альдаев отлично разговорил этих «сотрудников» второго оперполка: они признались, что не видели, как из окна автозака на «потерпевшего» падало окно. Но им это показывали на видео в СК.

То есть понимаете: следователи зовут свидетелей, понимают, что те ничего не видели, и показывают им видео, про которое они и должны будут рассказывать в суде!

Как вам такой поворот? Или вот ещё, из судебных откровений. «Потерпевший» полицейский признался, что у него не было ни синяка, ни царапины, остался только «след на шлеме»: но даже и в этом приходится верить ему на слово.

И о самом Эдуарде: он всех этих юридических тонкостей чужд, он говорил о другом: почему он вообще оказался в автозаке, почему в тот день Москва была на военном положении? Кто дал власти на это право? И это ведь, на самом деле, главный вопрос, звучащий в этом суде наивно, но ведь в этой наивности правда. Преступники не те, кого сажают в аквариум, по словам судьи – «заградительное ограждение». Преступники – те, кто сдает, лишает свободы, перегораживает город и узурпирует власть. Нельзя за юридической борьбой нам забывать об этом.

А ещё, конечно, Катя Малышевская, которую мы совсем не зря привезли на суд к отцу из Ижевска. Я который день поражаюсь, откуда в этой девочке, живущей в без малого невыносимых условиях, столько мужества и достоинства. Не сбиться под бюрократический бубнеж судьи, сказать все, что нужно о своем отце (даже «потерпевший» в итоге попросил Эдуарду снисхождения из-за дочери), и потом ещё говорить со СМИ, вступаясь за отца.

Если и есть что-то хорошее по итогам московского дела, то это люди, разбившие миф о «глубинном народе»: видящие правду и стремящиеся к ней. И если уж мы пока не можем помочь всей стране, то помочь им мы сможем точно.
Михаил Светов. Политическое преследование. Это нужно сейчас проговорить твердо и четко.

Мы можем сколько угодно быть недовольны друг другом и не совпадать во взглядах, но выбивают всегда по одиночке.

Ночные допросы, воспоминания о 2012 годе, «урологическая экспертиза» – это все новая маска для старых репрессий.

Замарать, унизить, чтобы вступаться было неловко, неприлично, как с наркотиками у Голунова. Правда, даже этого власть не может сделать и тем же ночным допросом показывает, как шьёт все белыми нитками.

Я надеюсь, что Светов не станет ещё одним политзаключенным. Но, в любом случае, каждый преследуемый за политику должен пользоваться нашей максимальной поддержкой.
Forwarded from Новая газета
Дела новых фигурантов «московского дела» Егора Лесных, Александра Мыльникова и Максима Мартинцова объединили в одно и добавили отягчающее обстоятельство: совершение преступления группой лиц.

Мыльникову и Мартинцову грозит 5 лет колонии, а Лесных — 7,5 лет (ему вменяют сразу два эпизода)
➡️ http://amp.gs/q5tq
This media is not supported in your browser
VIEW IN TELEGRAM
Вчера вечером Катя Малышевская уехала домой, в Ижевск. Да, мы пока не освободили ее отца, обвиняемого по московскому делу, но все вместе за 4 дня мы сделали почти невозможное.

Ребята из моего штаба привезли Катю в Москву и заботились о ней, коллеги из «Арестантов 212» @case212 купили для нее ноутбук (раньше у Кати был только телефон), а зрители «Дождя» отправили донаты, благодаря которым девочка сможет продержаться несколько ближайших месяцев.

Не буду предвосхищать события, но есть большой шанс, что на этом все не закончится.

Это отличный пример того, что мы можем, когда объединяемся и когда рядом нет злой воли. Рано или поздно так мы поможем и всей стране, но и устроить жизнь одного человека – это очень много.

P.S. Реквизиты для помощи Кате 5469 6800 2249 3409 Ekateri Malyshevskaya.

Интервью Кати: https://mbk-news.appspot.com/suzhet/intervyu-s-docheryu-malyshevskogo/
Я не знаю, как это работает, но работает: Юлия Федотова отбилась от административки по «нежелательной организации». Вчера весь день, сегодня утро – и прекращение по сроку давности.

То есть если о вас пишет «Правозащита Открытки» – это ещё не повод для преследования. А уж если бравый «правоохранитель» даже не может сделать скриншот, чтобы на нем была видна адресная строка, то грех его не ткнуть в собственный пахучий протокол.

Если бы так заканчивались все политические процессы!

Правда, суд по второй «открыточной» административке Юле ещё предстоит, но и там, чтоб не сглазить, хорошие шансы отбиться.

Клишасу на заметку: иск против закона о неуважении к власти тоже ведёт Юля. И что-то я сенатору не завидую.

https://freemedia.io/2019/11/fedotova-isk
Forwarded from Егор Жуков Info
Вслед за Пермским кампусом ВШЭ ролик в защиту Егора выпускают также и Московские вышкинцы!

Особенность этого ролика в том, что ребята детально рассмотрели всю цепочку событий, связанных с арестом Егора, объяснили недостатки ФСБ-шной экспертизы и за 9 минут смогли доказать абсурдность всего обвинения.

Очень советуем посмотреть этот ролик, показать его тем, кто еще не в курсе того, в чем обвиняется Егор.

Московское дело должно быть прекращено. #СвободуЕгоруЖукову
Я не профессор, у меня нет учёной степени, я далек от академической науки. Но все это не мешает мне судить о том, что сейчас происходит вокруг Гасана Гусейнова вообще и в Высшей школе экономики в частности. Раньше я молчал, потому что не видел необходимости лезть в лингвистический спор. Но когда этот спор перешёл на уровень разговоров о чистоте крови, а в итоге спустился до требования совершенно чеченских извинений, молчать я больше не хочу.

Итак, во-первых, об официальном требовании одних учёных (?) к другому ответить за базар. https://www.hse.ru/our/news/316393628.html Собственно, это их требование, оформленное «протоколом №5», является образчиком того самого клоачного языка, о котором и писал Гусейнов в своем посте. Словечко-то хлесткое, не в бровь, а в самую что ни на есть клоаку. Уже не суть, в каком оно контексте было употреблено впервые (а касалось ведь исключительно языка СМИ). Главное, что теперь есть определение для всего того засилья канцелярщины, замешанной на безграмотности и самоуверенности. Хорошее определение.

Во-вторых, о национальной гордости великороссов. Нам не стыдно, когда диктатор правит страной 20 лет. Когда невиновных людей бросают в тюрьмы. Когда Россия ведёт захватнические войны, возит самолётами кокаин и убивает за границей направо и налево. Это нормально и даже круто. Но если кто-то осмелится посягнуть на великий и могучий русский язык, по которому у большинства обиженных в школе была дай бог тройка, тогда мы не простим. О нет.

В-третьих, о требующей извинений профессуре. Не знаю и даже не хочу знать, купили они свои диссертации или высосали из пальца сами. Проблема не в том, какие они учёные, а в том, какие люди. Трусливые. Молчащие сами и пытающиеся заставить молчать других. Сегодня агрессивной толпе не нравится «клоачный язык», завтра теория эволюции, а послезавтра Земля, вращающаяся вокруг Солнца. Галилей может извиниться перед Кадыровым: но пострадает от этого не он, а мы.

Если сейчас академическое сообщество вообще и ВШЭ в частности промолчит, проглотит «протокол №5», то как завтра будет смотреть в глаза друг другу? Как писать статьи и ходить на лекции, зная, что торжествующий люмпен в любой момент может потребовать извинений? Это, товарищи учёные, кто забыл, называется «культурная революция», а те, кто ее поддерживает, носят гордое имя хунвейбинов.

Меня очень задела вся эта история: за живое, лично. Когда в августе я был лишён свободы из-за попытки участвовать в выборах, мне тоже поступали предложения извиниться, признать ошибки. Эти, скажем так, советы ничем не отличались от нынешнего поведения сотрудников вуза, где работает Гасан Гусейнов. Это все то же желание замарать того, кому завидуешь. Чтобы доказать: не ты трус, а все такие.

Так вот: не все. В истории не осталось имён инквизиторов, судивших Галилея, а на площади Цветов в Риме стоит памятник Джордано Бруно, а не старушке, подбросившей ему вязанку в костер.

И тот из академического сообщества (есть ли оно ещё в России?), кто промолчит сейчас, после «протокола №5», станет как раз такой старушкой, потому что молчание – это соучастие в подлости.

Ровно из-за этого молчания сейчас продолжается московское дело. Хунвейбинов и палачей мало, но их крики звучат особенно громко на фоне безмолвствующего народа.
Если мы видим, что где-то в России выиграла оппозиция, значит

1) это была не оппозиция
или
2) эта победа не угрожала власти.

Честно, беспристрастно осматривая пейзаж последних лет, это необходимо признать, пусть и с горечью. Сейчас правительство отклоняет законопроект, который отменил бы муниципальный фильтр для кандидатов от партий. Выборы губернаторов – это важно, регионы – стратегический ресурс, над которым нельзя утратить контроль. И отбирать удобных спарринг-партнеров для кандидатов от ЕР – привилегия, от которой власть не откажется никогда. Право первой ночи – это приятно – правда, только для феодала.

Не было бы такого фильтра – как бы повернулся 2017 год в Москве? Или недавние выборы в Липецке, куда не пустили нашего кандидата Олега Хомутинникова (зато нагнали каких-то казаков и аграриев)? Но фильтр был, есть и будет.

И если на муниципальном уровне еще можно слегка разжать зубы, чтобы полупрожеванные кандидаты имели минимальный шанс, то выше – все, бетон. Увы, Мосгордума это показала: большинство при диктатуре всегда у партии власти, вариантов не бывает.

Законами тут ничего не исправить, потому что принимают их те, кто отлично избирается по старым. Ну, сходите в зоопарк, попробуйте отнять у тигра мясо. А у наших тигров еще и ключи от клетки, да и поставки мяса они тоже контролируют.

А если законами не исправить, то как? То 25 тысяч на митинге – вообще никак. Но это пока 25 тысяч, и власть обязательно даст повод, чтобы эта цифра стала внушительной.
«Согласно поправкам, иностранными агентами могут быть признаны также физические и российские юридические лица, распространяющие сообщения иностранных СМИ-агентов или участвующие в их создании». https://www.kommersant.ru/doc/4156401?tg

Так выглядит новогодний подарок дорогим россиянам от сенатора Климова – того самого, который комиссия Совфеда по борьбе с иностранным вмешательством и атаками НЛО.

Если у сенатора и его друзей из АП все получится, то уже в следующем году вы – именно и лично вы, – лайкнув материал, скажем, «БиБиСи» (даже не надо политики, можно и про панд) станете иностранным агентом.

Не знаю, что будет дальше: может, штраф, может, желтая звезда на майку. Ясно другое: в России готовят еще один репрессивный закон избирательного действия. Для особых случаев: например, товарищу майору не хватает палки для новой звездочки.

Объяснять абсурд «иностранных агентов» нет нужды: сенаторы климовы (а равно и президенты путины) живут в своем особом мире. Кто-то считает себя Наполеоном, кто-то борцом с иностранными агентами – разницы тут нет, а пила в руках борца и Наполеона лично у меня вызывает одинаковые чувства.
Уже трое человек стали обвиняемыми по делам об угрозах судьям после приговоров по московскому делу. И вроде бы да, угрожать судьям нельзя, ведь независимый суд – основа демократии.

Но вот же, какая история: независимый. Покажите мне хотя бы одного человека (троллей не предлагать), кто считает, что в России есть независимый суд. А если суд не независим – это уже не суд.

Суд – производная от закона. Закон – предмет общественного договора. Общество соглашается с тем, что оно и власть будут сдерживать друг друга на заранее прописанных основаниях, а следить за тем, чтобы они не нарушались, будет тот самый суд. Но у нас он полностью сросся с властью, перестав исполнять свою функцию. А следовательно, и судом быть перестал. В итоге сейчас у государства есть все – от «космонавтов» с пушками до людей в черных платьишках, а у нас – только передачка за решетку.

Вот судья Криворучко бросает туда невиновного человека. Он судья? Нет, он на наших глазах совершает преступление. Кто за него может наказать? – Никто, потому что первым платьишко надел именно Криворучко.

Сломалась вся система: были три ветви власти, сдержки и противовесы, но их больше нет, демократия стала диктатурой, а граждане – либо жертвами, либо сопротивлением (пока еще по большей части мирным). Писать «ходи-оглядывайся» и «сожгите его», как это сделали задержанные, – нехорошо. Но власть провоцирует людей, видящих лютую несправедливость и не способных бороться с ней легальным путем.

При этом сама диктатура, может не только говорить про необходимость убийств кого угодно – от блогеров до протестующих – но и убивать. Выстрелами, ядом, дубинками, бутылкой из-под шампанского.

Если заканчивается закон, начинается гражданская война. Сейчас в России от закона отказалась власть, рассчитывая на то, что у нее сила, поэтому можно и без «ненужных вещей» типа права. Именно поэтому сейчас с такой яростью по всей стране ищут и задерживают людей, написавших что-то про судей, силовиков и сказочного президента. Потому что важно показать силу, подавить любой протест, который в нормальной ситуации разрешался бы через суд. Но суда, как и было сказано, нет.

Так что трех «угрожавших судьям» человек – Сергея Половца, Евгения Ерзунова и Алексея Вересова – нужно считать политзаключенными. К ним нельзя применять статью УК об угрозах судьям, потому что судей в этой истории просто нет.
Бориса Лазаревича Вишневского пытаются замарать пригожинцы. Медиахолдинг «Патриот» (это, не смейтесь, официальное название ольгинских троллей) в авральном режиме строчит про педофилию и еще бог весть что. А вслед за ним тему подхватывает канал «Россия»: чтобы ни у кого не осталось сомнений Пригожин – это и есть Россия. Путинская.

Множество прекрасных людей уже сказали важные слова о Борисе Лазаревича, его безупречной репутации, которую не способная пристать грязь лишь подчеркивает. Но скажу и я: воспользуюсь случаем выразить свое уважение политику, публицисту и человеку.

Пригожинские мерзости сейчас нужно воспринимать как орден – не тот, который выдают Ротенбергу, а настоящий. Просто сейчас в стране все поставлено с ног на голову: те, кто называется «патриотами», – последние негодяи, а кого пытаются замарать в телевизоре – настоящие патриоты.

Я и сам уже привычно чуть ли не в ежедневном режиме читаю новости о себе у пригожинских: фантазия у них, надо признать, богатая. Из самого яркого – это именно я сбил самолет, который сел на кукурузное поле. Я не шучу, так и написали. Ну, а мелочи перечислять смысла нет: там идет просто соревнование писак (уместное здесь слово) в мерзостях.

Конечно, я мог бы советовать Борису Лазаревичу подать в суд, но тот у нас тоже «патриотический»: мундеп и участник выборов в Мосгордуму Денис Шендерович уже полгода не может добиться рассмотрения дела по сочиненному на него пасквилю – просто не назначают заседание «в связи с загруженностью».

Да и чем тут поможет суд? Если в него обратится Борис Лазаревич, то это он сам своей репутацией поднимет суд до собственного уровня. Я бы таких одолжений черным платьишкам не делал.

История уже давно расставила все на свои места: и сколько бы клоачные «патриоты» ни писали мерзости, это ничего не изменит.
Forwarded from Высокое Средневековье (Макс Долинский)
Этот текст — о Средневековье, но мы публикуем его, чтобы поддержать фигурантов «московского дела». Потому что это то, что мы можем сделать, чтобы им помочь. Даже если кажется, что все замолчали, каждое отдельное высказывание остаётся таким же громким.

Вы тоже можете помочь — подпишитесь на канал проекта «Арестанты 212», который рассказывает, как российское государство после летних митингов карает за прикосновение к помазанникам своим. Чем больше людей будут внимательно следить за «московским делом», тем скорее снова подует ветер перемен.

Текст о том, кто такие помазанники и почему к ним нельзя прикасаться, для «Высокого Средневековья» написал автор телеграм-канала «sacred violence», кандидат философских наук Алексей Зыгмонт.
Садовничему разрешают руководить МГУ пожизненно. Дума оперативно принимает поправку, отменяющую предельный возраст.

Несменяемый президент, несменяемый премьер, несменяемые ректоры, судьи и все-все-все. И «оппозиция» у них такая же – от 70 и старше.

Они очень хотят быть навсегда: почему Гундяеву, в конце концов, можно, а им нельзя? Православие, самодержавие, без народности обойдемся.

Проворовавшиеся, завравшиеся, оторвавшиеся от реальности, спекшиеся в комок родственников, соседей, подельников. У новых поколений здесь нет шансов, а карьерный лифт едет либо в будуар к «Наполеону», либо в автозак.

А на верхнем этаже, куда и кнопки-то нет, жужжанье в черепах и холодок в костях. Была Россия – да истлела.
Глава Якутии разоблачил боевого шамана Госдепа. Наконец-то!

Спасибо Виктору Пелевину. Хотя, возможно, это кокаин из Аргентины.