Дмитрий Галковский
7.19K subscribers
102 photos
105 links
Лирика грез. Канал Дмитрия Галковского.
Download Telegram
to view and join the conversation
001

Ресурс на фейсбуке я создал в 2012 году, но толком им никогда не пользовался. Я автоматически постил сюда свои фотографии из инстаграма, причем не обратил внимания, что, по умолчанию, они публикуются в режиме френдс-онли. Френдов я записал в фейсбук один раз - в момент его создания, на 70% это случайные люди.

Сейчас я решил использовать фейсбук для записей - в основном информационного характера. У меня около десяти площадок в интернете, их число увеличивается. Фейсбук хорошее место для рекламы сделанных там записей, а также для рекламы публичных мероприятий в реале.

В дальнейшем планирую делать здесь и содержательные записи.

С этого момента фото из инстаграма здесь публиковаться не будут - кому интересно, могут подписаться на меня там: https://www.instagram.com/drugutjat/ . Я, кстати, считаю свой инстаграм недооцененным ресурсом. Мне кажется мои фото часто интересные, а подписи - остроумные. И вот за 7 лет и 4 500 публикаций - 1 200 подписчиков. Но человеку свойственно заблуждаться на свой счет - возможно я ошибаюсь.

Я также резко сокращаю список своих френдов, т.к. им все равно не пользуюсь. Не сочтите за невежливость. Все записи в фейсбуке я размещаю в общедоступном режиме.

Пост от 30.10.2019 https://www.facebook.com/drugutjat/posts/1611855595617236
Пселдонимов-младший

Сегодня ведущие СМИ познакомили общественность с потрясающей новостью: «на 61 году жизни скоропостижно скончался Александр Тимофеевский-младший».

С большим трудом вспомнил фамилию – он участвовал в торжественном изгнании Галковского из отечественной журналистики. С тех пор благодаря его усилиям (прошло 13 лет) меня не публиковали ни в одном издании. Типа «херем». Спору нет, достижение солидное – для книги рекордов Гиннеса. Напомню, мое прегрешение состояло в том, что я позволил себе усомниться в литературном таланте почившего в бозе Пригова, и, что еще хуже – в его нравственных качествах. Напомню, что успешно забытый Пригов был бездарным и глупым как пробка ксенофобом. Разумеется, откровения азербайджанского (армянского) члена местной писательской организации на тему «армяшка в жопе деревяшка» («азербот – чурка с глазами») должны вызывать восторг у коллег по литературному цеху. Но для Москвы начала 21 века мне это показалось как-то уныло. Провинциально что-ли. Однако, хорошо. За последующие 13 лет я написал несколько сотен статей, снял сотню видеолекций, издал несколько книг. Количество моих читателей увеличилось в несколько раз. Я создал массовое молодежное движение. Ну и как-то по грехам моим у меня родилось трое сыновей.

А что автор «херема»? Ну, расчистил место. Мешал я ему (и таким как он) сильно. Ок. А что сделал, чем прославился? В некрологах пишут, что он «сын Тимофеевского-старшего» (не шутите!), написавшего знаменитую песню «Пусть бегут неуклюже пешеходы по лужам». Ок. Песню знаю, песня неплохая. Как маркер личности вполне подходит. Правда, личности незначительной, но все же. Поди-тка добейся хоть такой известности.

Но ведь речь о СЫНЕ «пешехода». Он-то чем известен и откуда ему такая всесоюзная честь. Чем знаменит? Пишут что «кинокритик». Это профессия «небабы», но ладно. Что написал эпохального в этой области – хотя бы на уровне французского «гафа»? Молчание.

Недавно умер Эдуард Лимонов. При всех возможных оговорках, Лимонов несомненная величина нашего литературного горизонта. Его знают все, многие читали его произведения, части читателей эти произведения нравились и пуркуа па. Биография Лимонова тоже известна и местами похожа на авантюрный роман. Но «Тимофеевский-младший»… Он-то кто и за что ему такая честь? Откуда это «люди мира, на минуту встаньте»? Да еще на фоне вселенской эпидемии. В общем, требуется «помощь зала».

Пост от 12.04.2020 https://www.facebook.com/drugutjat/posts/1775573209245473
Работа всякого нужна одинаково

Контролим Тимофеевского-фиса. На вопрос «за что честь Дундуку?» никто ничего ответить не смог. Посмотрел повнимательнее отзывы в прессе, тоже не нашел ничего внятного. Какие-то общие фразы что «Шура» оказывал огромное влияние на литературный процесс, но как бы косвенное, как бы незримое – есть такие люди, которые одним своим присутствием (незримым) решают. Кто-то договорился до того, что «мы все говорим языком Тимофеевского-младшего», вроде как советские журналисты ничего не умели, а он научил (после 200-летнего развития русской журналистики). Здесь один из «некрологистов» допустил прокол и упомянул конкретный текст – «необыкновенно смешную статью о Саже Умалатовой». Больше никаких ссылок на конкретные работы Тимофеевского-младшего я не нашел. Сажа Умалатова это эфемерида «костных сил» эпохи ельцинского перелома, вроде Нины Андреевой или еще не разросшегося Жириновского. Текст читать лень, но помню, что девушка была фактурная. (Начиная с фамилии: «коктейль Молотова» - «сажа Умалатовой» унд зо вайтер). Выступления крашеной под блондинку Сажи за чистоту коммунистических риз ассоциировались с известной эпиграммой Мандельштама:

Пришла Наташа. Где была?
Небось, не ела, не пила...
И чует мать, черна, как ночь:
Вином и луком пахнет дочь...

Но в общем это приговор. Что написал «кинокритик»? Уморительно смешную рецензию на «Джентльменов удачи». Так сказать, дал язык 200-миллионному народу.

Как я и предполагал,
Маленький Мотл нигде не работл,
Нигде не работл маленький Мотл.

Как сказал бы Дим Димыч: «Ну и ладушки, а хули тогда взрослым работать мешал?»
В нашем ЖЕКе есть пожилой электрик – двойник Тимофеевского. Если бы сын крестного отца Чебурашки занимался своим делом («работл»), он мог бы посильно поучаствовать в литературном процессе – например, сделать в 2007 дополнительные розетки для компов в моей квартире.

Получилось бы:
Я весь в мазуте, весть в тавоте,
Зато работаю в тралфлоте.
Жил бы честно, честно зарабатывал на хлеб – и умер бы без позора.

Комментарий: А в чем позор?
Комментарий: В том что известный публицист, кинокритик и культуролог за всю жизнь так ничего и не написал. Работал сыном отца.
ДЕГ: Он ничего не написал, но зато поучаствовал в важном деле - в вышвыривании 47-летнего лузера с волчьим билетом и под фанфары. Так сказать "Ославил Галковского". При этом журнал, который он "курировал", держался во многом на моем участии, и я был лоялен настолько, что например дал деньги на редакционный банкет, куда меня никто не приглашал. Вот под этой могильной плитой пусть теперь и лежит. "Ославил Галковского" - единственное значимое событие в его бурной, но незаметной литературной жизни.

Пост от 14.04.2020 https://www.facebook.com/drugutjat/posts/1777275899075204
Нахлынули воспоминания

В связи с Тимофеевским вспомнил других участников «битвы при Вороньей Слободке» - образцово-показательного изгнания Галковского из российской журналистики. Успех был полным и окончательным, - с тех пор (август 2007 года) меня нигде не публиковали.

Что случилось с «Вороньей Слободкой»? Журнал Ольшанского «Русская жизнь» закрылся через два года. На мой взгляд, его издание было неординарным событием в литературной жизни РФ и вполне могло бы выходить до сих пор. И заявленная тема, и форма подачи были отличные, а сам Ольшанский оказался прекрасным главредом. Ему удалось собрать интересный коллектив авторов и найти не менее интересное финансирование.

Идея издания была примерно такая:
- А давайте будем издавать журнал типа «Америки». Хороший же журнал был!
- Класс. А назвать как?
- А «Россия»!
- Это как? К чему это? Кто ж такое дерьмо читать будет.
- Да русские и будут.
- А писать о чем? Чего в Рахе-неряхе интересного? Там и чернуха такая, что уснёшь. На Западе Джек-Потрошитель, Профессор Мориарти, а у нас - татарин из тещи холодец сварил. Тьфу.
- А не скажите. Журналец можно запузырить интеллектуальный, провокативный, вроде как фронда, но культурная, а из-за русофилинки – массовая. «Америка» это вообще, а если конкретно, прям вот как калька, с такими же обложками и иллюстрациями, то - «Нью-Йоркер». Выставки, фильмы, проза-поэзия, и все как бы наше, национальное. А подача материала, ценности так сказать – все западное, американское. Можно и собственно русское, но как изюминку, для пикантности подкладывать. Чтобы с гнильцой-с.

Идея хорошая, я этого говорю безо всякой иронии. И деньги под это можно было бы легко найти (и нашли), и рекламу, и благодарного читателя. Краденый товар с идеологический переупаковкой, как правило, хорошо идет. И быстро перерастает стадию примитивного подражания и копипаста. Потому что пресса сама по себе на половину кописпаст.

Что же у ребят-воронят не получилось, и почему? Давайте подумаем, а для этого вспомним, что с фигурантами коммунальной литературной битвы было дальше.

Пост от 15.04.2020 https://www.facebook.com/drugutjat/posts/1778543532281774
Штопанный гандон

Для начала определим «круг лиц». (Кстати, в википедии я вычеркнут из числа авторов «Русского журнала» и о конфликте редакции со мной не упоминается.) Кроме Тимофеевского и Ольшанского, в журнале по моему поводу верещали Екатерина Мень, Олег Кашин и Борис Кузьминский – Мень, правда, в основном по должности. К этому надо добавить Антона Носика – с подачи которого и разгорелся сыр-бор, и Марата Гельмана – по просьбе которого Рыков уволил меня со второй (и последней) литературной работы.

7 человек – достаточное число для небольшого социологического анализа. Начнем со «штопанного гандона», то есть Антона Носика.

Носик так меня обругал после того, как я предложил ему перестать собирать через ЖЖ деньги «на похороны Пригова».

По иронии судьбы это был элемент моего официального титулования в семье. Я жил в небольшой квартирке с сестрой, больной шизофренией. Она смертельно ненавидела нашего отца-алкоголика, а когда отец умер, перенесла эту ненависть на меня. Я был трезвенником и молодым студентом университета, это ничего не значило. Сестра общалась со мной так:

– Когда ж ты сдохнешь, дед старый, ну чего расшаркался, гандон штопанный.

Вероятно Носику, сыну интеллигентных евреев, такая квалификация казалась необыкновенно остроумной, а также необыкновенно неожиданной для лузера Галковского.

Здесь мы подошли к первой проблеме детей перестройки – к их ни на чем не основанному «социал-паханизму». Матерная ругань или угрозы в среде Носика выглядели как прикол и приколом и являлись. Прикол мог легко превратиться в хамство, но и только. Но для меня это было социальным (и психиатрическим) маркером, не способным задеть лично, но надежно превращающим собеседника из субъекта диалога в его объект. В отличие от Носика я всегда понимал, кому, что и как можно сказать на русском языке.

Уже через месяц у Носика появились проблемы в администрации ЖЖ, а ровно через год его оттуда уволили. Не буду останавливаться на его дальнейшей биографии. Незадолго до своей внезапной смерти 50-летний Носик публично заявил что «вертел на хую генерального прокурора Российской Федерации» (буквальные слова). Что особенно интересно, он это сказал в контексте фейкового судебного процесса, на котором откровенно издевался над судьями (то есть мелкими подчиненными генпрокурора).

По официальной версии Носик умер от воздержания - не пил два дня после дня рождения. Помню растерянную интеллигентную маму на вечере, посвященном памяти сына: «Антон ничем кроме аппендицита не болел, в роду все меньше 80-ти не жили, я не понимаю, что случилось».

А чего тут непонятного?

Пост от 16.04.2020 https://www.facebook.com/drugutjat/posts/1779272018875592
Украинский романс «Засохли говны и жопу шкрябают»

В фильме «Девять дней одного года» Лев Дуров сыграл кегебистского тамаду на посиделках интеллигентных ученых. Когда подвыпившие атомщики норовили выболтать военные секреты, персонаж Дурова тихо, но твердо говорил: «об этом не надо».

Марат Гельман явно нуждался в услугах подобного социального замедлителя, в его случае не офицера контрразведки, а врача-психиатра. Который бы вовремя убирал из поля зрения Марата Александровича колюще-режущие предметы или выдергивал из его головы сорняки многочисленных «арт-проектов»: мазание экскрементами икон, кормление свиньи бутылочными осколками, засовывание в рот (а то и похлеще) электрической лампочки и т.д. и т.п. Фантазия у таких людей бывает неистощимая.

Однако вскоре после «битвы при Вороньей слободке» случилось невероятное. Я когда узнал, долго тер глаза и щипал себя за руку, надеясь, что это сон. Сумасшедшего Гельмана назначили тамадой к кегебисту Олегу Чиркунову, губернатору Пермской области. То есть это ГЕЛЬМАН должен был предохранять незадачливого губернатора от ошибок и бестактностей.

Произошло то, что должно было произойти. Вместо того чтобы изображать наивного столичного добряка, и помогать хозяину тихо (тихо!) осваивать деньги по линии культуры (понятное дело, для которого его и выписали из Москвы), Гельман поссорил Чиркунова с местной интеллигенцией и зафантанировал мегаломаническими проектами – большей частью на свою тему (кал, кровь, битое стекло, скелеты). На этом фоне жизнь пермской глубинки стала переливаться пятьюдесятью оттенками серого. Все «мягкие» события: открытие нового детского сада, успешные археологические раскопки, акции благотворительного фонда, - оказались никому не интересны, про них забыли, а «жесткач» стал выдаваться на-гора тоннами и прочно ассоциироваться с деятельностью Гельмана и, следовательно, администрации Чиркунова. К тому же «жесткач», увы, имеющий место всегда, пошел в Пермской области как-то особенно густо.

Сначала грохнулся пассажирский «боинг», все погибли. Затем затонул пермский теплоход – в считанные минуты недалеко от пристани. Погибло более ста человек, много детей. Все вспомнили гельмановскую инсталляцию – издевательский «HOLLYWOOD»: надпись гигантскими буквами «Счастье не за горами» недалеко от пермского речного вокзала.

Наконец в городе сгорел ночной клуб «Хромая Лошадь», погибло более 150 человек. На месте катастрофы нашли огромное количество героина. Хозяева клуба входили в гельмановскую тусовку, с подачи креативного Марата Александровича по городу разъезжали автобусы с надписями «Лучше зажигай в клубе, чем в лесу».

Я перечисляю только катастрофы общенационального масштаба.

Постепенно незадачливый Чиркунов понял, что его «атташе по культуре» больной на всю голову наркоман, который посадил на тяжелые наркотики (и тем самым убил) собственного сына. Но было уже поздно. Пермский креатив вызвал гнев Москвы, Чиркунова попросили с вещами на выход, причем с аудитом. Началось следствие, Чиркунов вместе с семьей бежал за границу.

Гельману сначала удалось отвертеться, и я, грешным делом, подумал о подставе. Подстава, разумеется, была, но последующие события показали, что Гельман об этом не знал. Дела его шли все хуже, и после начала украинских событий он тоже убежал за границу - на фоне участившихся вызовов в прокуратуру. Кроме всякого рода злоупотреблений и махинаций вскрылась его работа на украинскую разведку.

Что ж, какая разведка – такие и штирлицы.

Пост от 17.04.2020 https://www.facebook.com/drugutjat/posts/1780402638762530
Комментарии к посту «Украинский романс «Засохли говны и жопу шкрябают»

Комментарий: Ну и названьице...
ДЕГ:
Какая тема - такое и название )
Комментарий:
а как же игра на повышение?
ДЕГ:
Это на повышение. Без этого заголовок был бы еще грубее.

Комментарий:
"Счастье не за горами" тем не менее Пермякам прижилось. Все остальное - согласен, трешак.
ДЕГ:
То-то пермяки ее переделали недавно в "Смерть не за горами".
Комментарий:
А и правда... В 2018 году. Но похоже это тоже какой-то гельминт отчубучил. Пермяки тут совсем не причем.
ДЕГ:
Существуют законы человеческого восприятия. Большой арт-объект не может быть двусмысленным. Иначе он таит угрозу. Это азбука, хорошо известная любому профи.
Фамилия, ставшая профессией

Олег Кашин по поводу моего «изгона» особенно не разорялся, говорил коротко и солидно. Мол, иди-ка ты дядя лесом. Приняли тебя в коллектив из жалости, а уволили потому, что ты всем надоел хуже горькой редьки.

Надо сказать, это характерная особенность кашинского пера. Человек тупо слушает «что говорят» минут десять, потом это пересказывает, упрощая до «аз-буки». Получается даже смело. «Невзирая на лица».

Через три года Кашина избили арматурным прутом. Нанесли 56 ударов, перебили руки-ноги, пробили череп, сломали челюсть. Думали что всё, но крепкий Кашин поправился. Правда стал выглядеть лет на 10 старше, шепелявить и прихрамывать, ну и два пальца на руке потерял.

Правдоруб докопался до очередного «Дмитрия Евгеньевича», им оказался псковский губернатор Андрей Турчак. Многие считали, что пост 35-летнему Турчаку не по чину, Кашин дискуссию послушал 10 минут и суммировал услышанное в мем «Сраный Турчак». Коротко и ясно. Через неделю над «Сраным Турчаком» ухахатывался весь интернет.

Надо сказать, что Турчак в своей мести действовал неумело, что отчасти свидетельствует в его пользу. Люди такого уровня решают проблемы быстро и тихо, жертва, как правило, отделывается легким испугом.

Кашина умудрились избить перед камерой слежения (которых тогда было МАЛО), избили слишком жестоко, в конце концов, следствие получило улики в неправдоподобно большом количестве – вплоть до аудиозаписей разговоров исполнителей с заказчиком. Очевидно, что «крестный отец» из Турчака получился как из Кашина журналист. Человек не по этой части и никогда раньше подобными делами не занимался.

Псковскому губернатору из-за очевидной глупости Кашина ничего не сделали. Думаю, состоялся такой разговор:

- Андрей, как же так? Не ожидал от тебя.

- А чего он обзывается.

- Гос-споди, детский сад. Ну, сказал бы мне, решили бы вопрос.

- Владимир Владимирович, не хотел вас беспокоить по пустякам.

Пострадавшего журналиста решили обласкать – времена были домайданные и с мнением Запада еще считались. С Кашиным встретился президент, причем встреча произошла на Святой Земле. Святого Журналиста из Кашина, правда, не вышло, полученный нежданно-негаданно социальный капитал он быстро растратил. Но банкротом тоже не стал - талант опошлять и огрублять до уровня заборной надписи любую тему оказался очень востребованным. В правильном месте. Кашина пустили по диссидентской линии и, в конце концов, он оказался в Лондоне:

- Ты ж у нас, это, «раненый в жопу». Вот и поезжай. Пиши правду. Ну и что где там услышишь тоже – пиши.

- А кем работать-то?

- Так Кашиным и работай.

Пост от 18.04.2020 https://www.facebook.com/drugutjat/posts/1781415441994583
Синдром Коробейникова

В булгаковских «12 стульях» был выведен торговец виртуальным имуществом мертвых помещиков, гибрид Чичикова и Коробочки Варфоломей Коробейников. Получив от Коробейникова квитанции на стулья, Остап Бендер расплатился с ним пролетарским «спасибо». Это потрясло несчастного до глубины души.

«Еще никогда Варфоломей Коробейников не был так подло обманут. Он мог обмануть кого угодно, но здесь его надули с такой гениальной простотой, что он долго еще стоял, колотя ногами по толстым ножкам обеденного стола».

В отличие от простоватого Кашина образованный переводчик Борис Кузьминский был весь в литературе и прекрасно знал кто такой Галковский. Он даже в свое время написал хвалебную рецензию о «Бесконечном тупике».

Тем не менее, мое «позорное исключение из сословия» вызвало у Кузьминского неподдельный энтузиазм, он даже подвел под это развернутое научное обоснование, написав пространную эпистолу в ЖЖ. Оказывается, внезапно выяснилось, что журналист я никакой, если без экивоков - шарлатан, а если совсем по-гамбургски - подлец:

«Это письмо - физиологическая реакция, вроде рвотного рефлекса… Многие журналисты и литераторы, с которыми мы пытались вести переговоры о сотрудничестве, отказывались иметь с нами дело, ссылаясь на то, что мы печатаем Галковского… Можно быть психически неадекватным, юродивым (или носить соответствующую маску), но оставаться человеком чести, совести и гордости. Мужчиной, в конце концов. Вы им остаться не смогли. Точнее, не захотели… Собственно ваши статьи, все семь штук, изобиловали грубыми фактическими ошибками, стилевыми ляпами и в целом вызывали чувство мучительной неловкости». И т.д. и т.п.

Я знал Кузьминского лично и, такое поведение меня, признаться, озадачило. Письмо было написано в стиле «импрессион» фактов там никаких не было и быть не могло. Но некоторая изворотливость ума прослеживалась. Например, письмо отвечало на вопрос «как же Шариков у вас служил в подочистке?».

- Дык, стеснялись. Неловко было – мы же интеллигентные люди.

Все-таки филологический факультет МГУ это не калининградская академия рыбопромыслового флота, которую окончил Кашин.

Однако, как любил говорить Дзержинский, каждый из нас кавалер своего креста.

Через месяц из «Русской жизни» распоясавшийся Ольшанский уволил самого Кузьминского. Увольнение сопровождалось безобразной сценой, чуть ли не дракой с прыжком со второго этажа.

Что характерно, я с самого начал предупреждал о том, что хамский поступок по отношению к сотруднику редакции есть также хамство по отношению к редакции в целом. Однако «психически неадекватного юродивого» не послушали.

Представляю, как это выглядело конкретно. В кабинет к Кузьминскому заходит пьяный небритый Ольшанский с расстегнутой ширинкой:

- Борис, ты пидорас?

- Что-о? Как вы, ты…

- А чо напрягся? Будь мужчиной, скажи по чесноку… Лана, шутю. Не хотишь, как хотишь. (Плюхается в кресло у стола.) Тут базарок к тебе. Я письмо твое Галковскому читал, все прально, отпишу тебе из фонда мастера. Но есть вопросы. Вот ты пишешь: «МЫ пытались вести переговоры… многие отказывались иметь с НАМИ дело». Кто это «мы»? Запомни, журнал это Я. А ты – головка от хуя. (На сцене гаснет свет, шум, визги, звуки физиологических рефлексов, звон разбитого витража. Побег.)

Женственный Кузьминский (с соответствующей маской «Аделаида Метелкина») заработал нервное расстройство и поместил письмо под замок. Зря – письмо интересное. Это то, что от Кузьминского останется и уже осталось. «Факт литературной жизни нулевых». Протрезвевший и не менее женственный Ольшанский тоже заполз под замок. Но о нем позднее. А сейчас упомяну к месту Максима Соколова.

Услыхав звон витражей, степенный Соколов вылез с мудрым нравоучением:

- А чего Галковский не доволен? Он сотрудник, начальство его уволило за профнепригодностью. Должен понимать. Чего он вопит о бойкоте? Нет никакого бойкота – бойкот он сам себе организует, после его рулад ни один редактор с ним дел иметь не захочет. Галковский сам себе волчий билет выписывает.
Через месяц Соколову взломали сайт и уничтожили все тексты – часть пропала безвозвратно. Взломал сайт хакер Хелл, в своей стилистике. Если кто не знает, напомню: «Сел на хуй с говном Максим, ну и хер с Соколовым сим».

Соколов стал громко плакать. На что гражданину Коробейникову резонно возразили:

- А чего ты не доволен? Ты пользователь, тебя хакнули из-за нарушения правил безопасности. Должен понимать. Чего ты вопишь о хакерах? Нет никаких хакеров – взлом ты сам себе организуешь, после твоих рулад тебя все хакеры подряд обслуживать будут. Ты сам себя из интернета гонишь.

Вот такие 13 лет назад был первобытные нравы.

Пост от 19.04.2020 https://www.facebook.com/drugutjat/posts/1782339568568837
Графиня Вишенка

Технически в скандале вокруг «Русской жизни» были виноваты три человека. Это Екатерина Мень, Екатерина Мень и Екатерина Мень.

Я психологически очень устойчив, меня практически невозможно вывести из себя. Это хорошо видно на ютубе. В зависимости от сценической задачи я могу смеяться, плакать, кричать, переходить на шёпот, фамильярничать, серьезничать, пугать и т.д. Все эти трансформации происходят мгновенно – нужная эмоция достается из коробки, используется и так же быстро убирается. Человек, который секунду назад орал с выпученными глазами, начинает говорить тихим голосом с вежливой улыбкой. Это свойство актера и это свойство человека, который вырос, точнее, выжил в очень неблагоприятных условиях. Всерьез достать человека, обладающего такой эмоциональной пластичностью неимоверно сложно. А в 2007 году меня достали, потому что объективно скандал с «Русской жизнью» был мне ни к чему.

Разумеется, все мои посты в ЖЖ того времени – расчетливый троллинг, причем троллинг взрослого, который дразнит детей. Но за этими манипуляциями скрывалось холодное бешенство.

Для меня было унизительно хоть сколько-нибудь содержательное общение с людьми, которые казались мне людьми не моего класса и были людьми не моего класса (мещанами).

Конечно, я бы легко воспринял отказ редакции от сотрудничества со мной. Но это было сделано публично и в максимально наглой форме.

Ответственной за контакты с авторами была Екатерина Мень. Она могла бы легко избежать скандала. Для этого было достаточно поговорить со мной пять минут, например, сославшись на мифические финансовые или организационные трудности. Мол, так и так Дмитрий Евгеньевич, это большой секрет, но финансирование журналу урезали, спасибо за сотрудничество.

Одновременно она должна была спросить Ольшанского, находящегося в трезвой фазе (такое бывало, особенно в первой половине дня):

- Вы как хотите избавиться от Галковского, со скандалом или без? Если без скандала – поблагодарите, а еще лучше дайте мудаку месячную компенсацию, чтобы не вонял. А если со скандалом, то разбирайтесь сами и не приплетайте меня и редакцию.

Ничего этого Мень не сделала, и сделать не могла. Общение с ней оставляло тягостное впечатление. Казалось, что она чем-то очень обижена, а чем непонятно. Еще более непонятно было, а зачем такого человека поставили на ответственный пост, требующий навыков профессионального переговорщика (автор - зверь ершистый, иногда с прибабахом). Разговор с Екатериной приходилось «поддерживать», а вокруг нее постоянно происходили какие-то неловкости и бестактности. Вроде того, что у меня, ВНЕШТАТНОГО сотрудника, взяли деньги на ее день рождения, а приглашать на посиделки не стали. Это как?

Неудивительно, что литературная карьера Мень вскоре завершилась. Её сыну поставили диагноз слабоумие и она полностью переключилась на семейные дела. Сейчас Екатерина Мень возглавляет фонд помощи детям-аутистам и консультирует их родителей. Большое, полезное дело. Психически больные члены семьи – огромная проблема, к сожалению, знаю это не понаслышке. Надеюсь, в этой деятельности Екатерина нашла душевное успокоение и смогла раскрыть свой потенциал.

На ее сайте нашел интересную фразу:

«Когда я училась в ГИТИСе, преподавательница постоянно приводила меня в пример как человека с повышенной конфликтностью речи. Но то, что является преимуществом для студентки, мечтающей стать актрисой, при других обстоятельствах может оказать медвежью услугу. И сын оказался очень чувствительным к этой повышенной конфликтности. Мы поняли, что даже когда я что-то объясняю, ему кажется, будто я ругаюсь. Сын стал модифицировать мое поведение. Я начала говорить мягче и вообще следить за своей речью».

Золотые слова. За базаром надо следить. Мне кажется, тут автору еще есть куда расти. В этом же тексте есть такая фраза:

«Я пресекала травлю во всех коллективах, где мне приходилось бывать. Буллинг настолько противен моей природе, что я сразу же замечала такие вещи. Я не могу смотреть на то, как унижают других людей».

Так ли, Екатерина?

Пост от 20.04.2020 https://www.facebook.com/drugutjat/posts/1783338655135595
Комментарии к посту "Графиня Вишенка"

Комментарий: Все-таки очень хотелось бы понять, зачем этот цикл? Прошло 13 лет, Вы давным-давно растоптали Ваших обидчиков в своем ЖЖ. Есть множество интересных, важных, актуальнейших тем, о которых никто не сумеет высказаться лучше Вас. Но о них, этих темах, Вы почему-то молчите. А на тему почти никому не интересную (комментов - от нуля до дюжины), выдаете уже восьмой текст. Да, как всегда, прекрасно написанный. Разминка что ли?

ДЕГ:
Ответ на ваш вопрос вы можете найти в моей следующей публикации. Сами по себе ничтожества малоинтересны, но это сколок эпохи "нулей", которая для всех нас была действительно эпохой. 10-15 лет для жизни человека, а не человечества - "эпоха". И моя тема в данном случае ваша тема - вы ведь, кажется, интересуетесь историей интеллигенции и класса интеллектуалов.
Как говорил садист Киселев, «Итоги»

Я не рассказал о Дмитрии Ольшанском. Тут все тривиально. Работа главредом «Русской жизни» была его звездным часом. В дальнейшем Ольшанский пытался браться за разные проекты, все проваливал. Несколько раз его били, но не сильно, не так как Кашина. В конце концов, все устаканилось и он стал обычным журналистом-поденщиком. Работает, кажется, в «Комсомольской правде». По старой памяти его поминают иногда в маргинальной тусовке национал-жежистов. ЖЖ оказался социальным потолком, выше которого он не прыгнул.

Впрочем, Дмитрий еще сравнительно молод (сороковник). На мой взгляд, он недореализовался.

Итак, что мы имеем в итоге?

Закулисный исполин Тимофеевский прожил не ЖЗЛ, а ЖМП – «Жизнь мыльного пузыря» и тихо умер за обоями засохшим клопом. «Барон фон дер Пшик».

Антон Носик споткнулся о свой язык и свалился в придорожную канаву.

Марат Гельман убежал от тюрьмы за границу.

Олега Кашина выпороли арматурным прутом.

Борис Кузьминский спущен с лестницы работодателем, самодурство которого он прилюдно восхвалял.

Екатерина Мень прошла большой жизненный путь и нашла себя в качестве главы фонда помощи умственно отсталым детям.

Великий и ужасный «Хозяин» Ольшанский тихо сидит на журналистской жердочке и работает за еду.

Как сказал Хармс: «Хорошие люди и не умеют поставить себя на твёрдую ногу».

В чем же дело? Неужели Галковский обладает инфернальной аурой, превращающей его обидчиков в ничтожеств и неудачников?

Конечно, нет. Давайте обойдемся без мистики и подумаем, а что объединяет всю эту разношерстную компанию?

Все эти люди - представители АНДЕГРАУНДА. У некоторых из них есть способности, но это изначально люди несамостоятельные и нуждающиеся в поводыре. Что самое интересное, некоторые из них такого поводыря инстинктивно искали, но странным образом находили среди таких же слепых. Для Ольшанского поводырем был аферист Березовский, в конце концов, благополучно повесившийся у себя в ванной (то есть – уборной). Таким же поводырем был престарелый графоман Пригов, сейчас имевший бы в ютубе 200 подписчиков. Или тот же Тимофеевский.

И вот слепцам уродливая, но денежная эпоха нулевых дала карт бланш. «Твори, выдумывай, пробуй». Что они сделали? Правильно, собрались на коммунальной кухне и стали сами себя накручивать. Накрутили до такой степени, что с позором изгнали из своей вороньей слободки «лётчика Севрюгова». Единственного взрослого человека, - порядочного, талантливого и трезвого, - объявили графоманом, сумасшедшим и даже «немужчиной». А потом самоубились.

Подобная комедия положений произошла из-за принципиальной неспособности людей советской культуры общаться с людьми стоящими выше их по социальной лестнице. «Господа в Черном море» у дезориентированных коммунистической пропагандой чудаков дополняются вывернутым на изнанку снобизмом: «я говночист в седьмом колене!», «я правнук Спандаряна!».

Андеграунд может быть мил и симпатичен, но на СВОЕМ месте - на чердаке или в подвале. Андеграунд никогда ни при каких условиях нельзя допускать до власти над другими людьми. «Кто был ничем, тот станет всем» – лозунг плохой и опасный.
Кто такой Антон Носик? – Нет, не правильно. Антон Носик это Уважаемый Человек. Когда он почил в бозе, соболезнование его семье выразил премьер-министр. А как умер Пригов, на похороны которого собирали через интернет 4 000 долларов? Его похоронили на кладбище Донского монастыря по личному благословлению патриарха. Гельман занимал высокий пост на российском телевидении, был доверенным лицом президента. Беседа Кашина с главой государства неделю была новостью номер один в отечественных СМИ. Ольшанский издавал журнал большой политической партии, имеющей солидную фракцию в национальном парламенте.

Но какие же это, прости господи, «уважаемые люди»? Это шваль. Прошло время и карточный домик, созданный из швали, рассыпался. Природу не обманешь. И Галковский тут совершенно не при чем.

И наоборот, своего «исключения из профессии» я просто не заметил. Над «страшной черной меткой» переводчицы с английского Аделаиды Метелкиной я посмеялся, перевел на английский, запечатал в другой конверт и переслал на деревню бабушке - Елизавете Виндзорской.

Жаль только, что мудрой природе спешить некуда – её масштаб геологическая эпоха. А жизнь человека быстротечна. Чтобы русские снова породили свой верхний класс должно смениться несколько поколений. Пока сменилось только полтора. Но я рад, что дожил хотя бы до этого.

Пост от 21.04.2020 https://www.facebook.com/drugutjat/posts/1784254411710686

Комментарий: "Чтобы русские снова породили свой верхний класс должно смениться несколько поколений" ни один из названных к образованию - хотя бы в будущем - русского верхнего класса отношения не имеет. Хотя, предположу, сами они думают иначе.

ДЕГ: В процессе поучаствовали.
«Нью-Йорк», «Нью-Йорк», «Нью-Йоркер»

Михаил Булгаков в «Золотом теленке» создал злую пародию на миф о «трудовом коллективе». В коллективе всем заправляет Бендер (Булгаков, пишущий золотой роман). Балаганов-Петров, Паниковский-Ильф и прочие фунты это безвольные и никчемные статисты. Когда Балаганов дает Бендеру наводку на Корейко, то вспоминает, что проболтавшийся сокамерник бился головой о стену, когда узнал, что собеседника на следующий день выпускают на волю. На что Остап Ибрагимович резонно заметил:

- Шурочка, он бился головой не потому, что это сказал вам, а потому что подумал, что это вы можете сказать мне.

У «Русской жизни» вполне мог получиться отечественный «Нью-Йоркер». Для этого надо было только трезво оценить свои силы и найти идеологического Хозяина.

Ольшанский должен был прийти ко мне и сказать:

- Дядя Дим, научи засранца статьи писать.

Я бы научил – он их не умеет писать до сих пор, хотя литературный талант есть.

После первой же моей статьи, отданной в редакцию, Ольшанский должен был собрать редколлегию и попросить изучить мой текст с карандашом в руках – методом мозгового штурма. «Как он это делает?», «нельзя ли приемы Галковского использовать в нашей работе?».

А потом, - конечно не сразу, а постепенно, через несколько месяцев, - сделать Галковского полноценным членом редколлегии, а затем, тоже постепенно начать прислушиваться к его советам. Ключевое слово здесь - «постепенно». Доверять сразу не надо, а принять к сведению – почему бы нет. После 4-5 случаев стало бы ясно, что ошибок в моих прогнозах и рекомендациях удивительно мало. Их вообще мало, ну а в области литературы…
Инфантильный Ольшанский совершенно не понимал, с кем он общается и что, например, я о нем думаю.

Тогда я относился к нему очень хорошо, Митя мне нравился.

Во-первых, он пригласил меня в журнал, причем стал платить много. По тем временам - очень много.

Во-вторых, он сделал сотрудниками массу разношерстного народа, это надо уметь. От некоторых из этих людей он находился в зависимости, некоторые зависели от него сами, и очень многие друг друга не знали или были в непритязательных отношениях. В такой мутной воде и надо начинать настоящее дело. Есть чем манипулировать и из чего выстраивать творческий коллектив.

Журнал имел солидную финансовую базу – неважно откуда появились деньги, может быть их Ольшанскому дала пожилая любовница, как утверждал рыцарь чести Кузьминский. Важно, что деньги были, и он их намеревался не пропить, а потратить на культурный проект.

Сама идея русского «Нью-Йоркера» вызвала у меня восхищение. Я её сразу оценил. Очень удобно выпускать журнал, имея перед глазами культурный образец, причем достаточно удаленный, чтобы говорить о мегаломанической конкуренции и, тем более, о заурядном плагиате.

Внешне журнал действительно напоминал знаменитый нью-йоркский еженедельник и выходил достаточно аккуратно – правда, раз в две недели. С нуля наладить такое предприятие было сложно – у Мити получилось сразу, и потом он два года издавал «Русскую жизнь» более-менее регулярно. Проблемы были, но их и не могло не быть, и скорее всего у других они были бы в большем объеме.

В журнале было много интересных текстов, а откровенная халтура для периодики в разумных пределах вещь неизбежная.

Я бы с удовольствием разбирал каждый номер специально для Ольшанского и помог ему быстро найти правильный тон подачи материала. Сам он, конечно, был это сделать не в состоянии, хотя многое угадывал.

Кстати, я считал тогда и считаю сейчас, что мои статьи не очень подходили для «Русской жизни», а статьи, которые он мне просто заказывал (о Минце или Мехлисе) печатать не нужно было вообще.

Я бы мог научить Ольшанского приемам управления коллективом и посоветовать, кого в редакции оставить, а кого заменить. Кать Меней и Жень Долгиновых надо было конечно уволить как можно быстрее – это было просто смешно.

За два года журнал мог вполне состояться как культурный проект, повторив успех «Коммерсанта» или «Независимой газеты». Не боги горшки обжигают.

Пост от 22.04.2020 https://www.facebook.com/drugutjat/posts/1785190951617032

Комментарий: А чем кончилась история с $4000?

ДЕГ: Надеюсь, эти деньги ушли на похороны. Могильную плиту Пригову, кстати, сделали без смехуечков. Все строго, лаконично, торжественно. Подвижник. А казалось бы - почему бы не сделать надгробие в виде гигантской ржавой банки советской сгущенки и надписью "Здс пхрнн Пргв". Как любил покойный.
Китайс… еврейский летчик

Ольшанскому казалось, - и это было видно, - что я к нему должен негативно относиться, потому что он еврей. Проблема, однако, заключалась в том, что я космополит, и весь мой национализм это всего-навсего стремление общаться с людьми в рамках их национальной парадигмы. Я и с собой так общаюсь.

Это и было моей основной и единственной ошибкой во взаимоотношениях с Ольшанским. Я выстраивал с ним отношения как с евреем, а он был евреем, перепаянным советской властью до степени «не хочу, не буду». «Не надо денег».

В Израиле есть привилегированная военная каста летчиков. Она естественно состоит из евреев. Но евреи ли это? Характер евреев, их многовековой опыт, жизненные привычки совершенно перпендикулярны воздушным гусарам. Поэтому не только сами летчики не похожи на евреев, но они основную массу еврейского населения недолюбливают. Социально это люфтваффе, состоящее из герров Севрюговых.

Конечно, они живут в СВОЕМ государстве, и это снимает все проблемы. В реальности действует система шлюзов и предохранителей, надежно гасящих любые возможные конфликты (они с летчиками были).

Но как быть с «еврейскими летчиками» в СССР? В результате социальной возгонки ими укомплектовали все – от академии наук до тайной полиции. А частный бизнес – еврейскую любовь и отраду – запретили на несколько поколений. Но СССР и затем РФ это же не еврейское государство. СССР это интернациональное «Содружество», а РФ - государство русских (как бы этот неумолимый факт не отрицали на официальном уровне).

Поэтому у нас евреи это не евреи. Но русскими они тоже не стали. Их лозунг «не надо денег» или еще более обобщенно – «не надо». Социально это гнилая колода «ни туда - ни сюда». Об них все спотыкаются.

Для настоящих евреев главный приоритет – деньги. Не дурацкое самолюбие, не престиж, не содержание работы, а деньги. Неважно, каким путем, но деньги должны быть их, и этих денег должно быть МНОГО. Единственный путь собрать деньги на «Русской жизни» это привлечение Галковского в ядро редколлегии и тупое следование его рекомендациям. Тупое, потому что ход его мысли иногда сложен и непонятен. Но он есть и по результатам можно легко убедиться, что ход этот безошибочен.

Это было бы ясно любому еврею. «Галковский это деньги и деньги большие». Более того, вначале Ольшанский так и начал действовать, за что ему честь и хвала. Но дальше пошло: я еврей – ты не еврей – еврей не ты - я не еврей и т.д. А о деньгах – путеводной звезде евреев, делающей их прагматичным западным народом, Ольшанский забыл.

Ну и все.

Удаленный пост из фб от 23.04.2020
О Лимонове:

Окукливание в стеклянном шкафу
https://t.me/galkovskygram/209 - удаленный пост из фб от 25.04.2020


По-приговски
По ходу обсуждения выяснил для себя еще одну деталь – Лимонов-поэт не был даже графоманом.

Графоман это:

«Я не боюсь мороза,
Я не боюсь пурги
Ты поскорей мне, Роза
Стаканчик поднеси».

А Лимонов пишет так:

«С Сергеем ехали на дачу
Николай упал.
Хули рыло воротишь -
Это литературный прием.
Понял?
Деньги давай».

Черт, хорошее же стихотворение получилось. Моя проблема – не могу продуцировать бездарные тексты.

Пост из фб от 26.04.2020 https://www.facebook.com/drugutjat/posts/1789170684552392